EN/RU/UA

Харьков удивляет. Театр жив.

О личном или лучше поздно, чем никогда увидеть «Прекрасные цветы»Первое, что я могу сказать: наконец-то я дошла.

Второе: не идеально, но последний раз так встряхивало достаточно давно.

Третье: если честно, то были опасения, что ребята ожиданий не оправдают. Слишком подозрительно-хорошо «Прекрасные цветы» подошли к делу: визуальный ряд, который своей эстетикой подкупает, концепция, которая цепляет, реклама, которая впечатляет, и Сергей Бабкин, имя которого говорит само за себя… Красота со смыслом глаз и голову радует (казалось бы, повсеместно так должно делаться, но мы же понимаем, насколько этот миф  утопичен, и насколько эстетика советского союза корнями проросла в наше сознание).

Четвертое: лично меня подкупила связь с языком и поэтикой Бориса Виана. Только он использовал язык, где слова могли иметь одновременно несколько смыслов, трансформируя действительность и сдвигая вещи с привычных мест, а «Прекрасные цветы», вместо словесных игр, создают игры с движениями, так же мастерски сталкивая несколько смыслов между собой, добиваясь эффекта расширения привычной реальности.

Итак, хватит о цифрах, ближе к делу. Театр «Прекрасные цветы». Спектакль «Крыса».

О сюжете

Сюжет в постановке достаточно простой: человек, с загадочным чемоданом в руках, убегает от погони. Пытаясь сохранить чемодан, бедолага жертвует жизнью, предварительно спрятав кейс в первый попавшийся мусорный ящик. Ну, убийство в начале — уже верный сценарный шаг. Далее обычный, но премилейший дворник находит чемодан, тем самым делая дальнейшим смыслом своей жизни сохранение сокровища. Плохие парни с пистолетами выслеживают дворника и пытаясь, во что бы то ни стало, заполучить чемодан обратно, всегда странным образом оказываются на несколько шагов впереди хороших ребят, коими являются три детектива, защищающие беднягу-дворника от всяческих покушений. По итогу оказывается, что в полицейском участке есть «Крыса», которая сливает информацию врагам, одновременно являясь главным злодеем. После сцены с эффектной, практически голливудской, дракой добро побеждает зло, оставляя на сцене лишь одинокий чемодан.

О плюсах и минусах

Эй, ребята, ну и что же было в этом чемодане? Кроме ответа на данный вопрос, мне не хватало интеллектуальной игры героев со зрителями, в смысле, я хотела бы тоже быть детективом, выслеживать крысу, находить ниточки и строить свои теории, но все сделали за меня. А жаль.

Что касается плюсов, «Крыса» — одна из тех постановок, которая без любовных штуковин обошлась. Да и в целом, в мировой сюжетной истории совсем немного примеров, где сердечные линии отсутствуют без вреда для общего дела. Конечно, без любви — никуда, но так же часто это является легкой дорожкой, взяткой или же спекуляцией.

Об отличиях

Акцент сделан на бессловесности, которая, мимо воли заставляет зрителя изо всех сил вторгаться (именно это слово) в подсознание актеров, музыки, композиции сцен, и, чёрт, даже декораций. Требующий ясности мозг, при отсутствии диалогов начинает выискивать сюжетообразующие ниточки в стульях, костюмах на стульях, цвете брошенной перчатки, количестве героев, снов героев, их росте, весе, размере ушей…

Подобное отсутствие диалогов требует от актеров детальной прорисовки любых отношений на сцене, и все бы закончилось плачевно, не будь ребята из «Прекрасных цветов» настолько хороши в своей игре. Конечно, харьковская актерская школа всегда отличалась, но…

О магии

Первое, что заставляет смотреть именно на сцену, а не на красавчика-соседа или свитер впереди сидящей девушки — это «магия немого кино», умело сочетающаяся с классической музыкой. Мы уже так привыкли к modern art, post modern art и так далее, и тому чёртово подобное, что инструментальная музыка и отсутствие слов нас пугают, концептуальное искусство, по причине непонимания (в лучшем случае) — раздражает, а желания принять жизнь другого в нас хватает ровно на несколько постов из Facebook. Зачем что-то запоминать, если есть Google? Миром правят гаджеты, поверхностность и клиповость мышления. Но мы все-таки стремимся к большему, Харьков может удивлять не только очередным антикафе, а театральная жизнь после Жолдака возможна.

О  контрастах

«Крыса» — синтез глубокой (до беззащитности) искренности, трагизма и всепроникающего юмора, нежности и пародии. Постановка раскрывается посредством контрастов: черного-белого, убийства как конечной точки бытия и магии как необъяснимого его продолжения, снов и реальности, людей и марионеток, предательства и честности, молчания и слова, ироничности и запредельной искренности.

Диапазон иронии простирается в «Крысе» от беззлобного комизма  до открытого сарказма над материальным «чемоданом», который может убить всякую человечность в человеке, и мастерски подменив настоящие ценности, построить жизнь вокруг «черного идола с красной обшивкой внутри».

Ситуации и вещи в спектакле лишаются привычной смысловой наполненности через движения, которые имеют одновременно и прямой, и переносный смысл. Предметы сдвигаются с привычных мест, люди превращаются в двери, двери становятся людьми, отрываясь от тех сфер жизни, за которыми они закреплены, сталкиваются между собой. Частый прием в постановке – не традиционная сатира, а доведение любой ситуации, мысли, мотива до абсурда; «оружие» «Крысы» – алогизм, парадокс, которые заставляют увидеть нелепость привычного.

О стиле

Стиль «Прекрасных цветов» (сделайте пометку на то, что я видела только один спектакль) – это прежде всего коллаж из чужих стилей, образов, мотивов; временами кажется, что актеры словно бы и не играют, а «срисовывают» свои изображения с готовых театральных, литературных, кинематографических и т. п. моделей.

При этом внутренний и внешний облик персонажей сводится до простейших черт, схематизируется до предела, делается статичным, раскрашивается в одноцветные тона.

Здесь же следует подчеркнуть другое: в «Крысе», быть может, к своему удивлению, зритель не обнаружит никакой принципиальной разницы в приемах изображения «отрицательных» и «положительных» персонажей; и те, и другие одеты в «кукольные маски» одной цветовой гаммы. Характер движений героев подчеркнуто утрированный, в постановке непрерывно пародируются язык детективного жанра и шаблонных театральных образов.

О фантастичности и парадоксальности

В мире «Крысы» бесповоротно нарушена логика бытовой реальности; этот мир фантастичен и парадоксален по самому своему существу. Эта парадоксальность может быть забавной (забавны убийцы, вдруг принимающиеся накрывать себя цветными платками), трагичной (трагичен детектив-фокусник, пытающийся влиться в компанию двух других, уже многое повидавших), озорной (к примеру, замаскированный под старушку киллер, который роняет свою сумку, чтобы украсть вожделенный чемодан) и страшноватой (как сны новоиспеченного обладателя чемодана), но во всех случаях она призвана расшатать привычные смысловые связи между вещами, создать атмосферу, в которой все возможно и все неожиданно.

Итак, с походом на «Крысу» вы получите билет в другую реальность. Must have. Must see.

Автор: Юлия Божич.

По материалам портала robinzon.tv